С.А Авакьян

 Нужна ли конституционная реформа в России?

Общество всколыхнулось после некорректно проведенных выборов депутатов Государственной Думы 4 декабря 2011 года, но несколько успокоилось после относительно нормальных выборов Президента России 4 марта 2012 года.

Сегодня люди с искренним удивлением смотрят на так называемую несистемную оппозицию, непонятно почему решившую, что именно она выражает настроение общества. А поскольку эта оппозиция ведет себя неадекватно, власть удачно использует ее промахи и создает впечатление, что это кучка не совсем адекватных людей, к тому же якобы подкармливаемых заграницей, мечтающих о своем приходе к власти и просто «баламутящих» российский народ.

В этой ситуации вполне возможно, что если даже есть объективные причины для демократизации и реформирования российского общества и конституционного строя, они постепенно будут (могут быть) задвинуты на очень задний план. Между тем дискредитация несерьезной оппозиции и ее самодискредитация совсем не снимают вопроса о необходимости спокойного и делового обсуждения: насколько назрело конституционное реформирование и как его проводить. И, думается, пришло время от истошных выпадов против конкретных личностей и партий перейти к обстоятельной дискуссии. Как ее часть и рассматривается данный материал.

 

Что же такое конституционная реформа?

 

Прежде всего надо внести ясность по поводу того, как следует воспринимать идеи конституционного реформирования, поскольку от этого немало зависит их поддержка или отторжение. Еще со времен марксизма и тем более ленинизма прочно включена в сознание людей так называемая классовая идея конституционализма; ее суть в том, что конституции знаменуют смену общественной формации, существенные перемены в формах собственности, переход власти в руки нового класса, изменение общественного строя, в котором будет жить личность. Те, кто сегодня правят нашим государством, не составляют исключения – они учились по учебникам, наполненным марксистско-ленинскими догматами; и как бы ни перестраивались, все равно заученное крепко сидит в голове.

Причем, как это ни парадоксально, прежние идеи, несколько освобожденные от классового налета, в целом остались пригодными правящей элите и сегодня. Для чего – понятно: для консервативного сохранения неприкосновенности действующей Конституции России под флагом того, что разработка конституционных реформ не нужна в условиях только-только успокоившегося общества. Она даст лишь неуверенность людям: многообразие форм собственности есть, политический плюрализм провозглашен, права и свободы записаны – чего же еще хотеть…

Отсюда всячески затушевывается другая группа причин, которые также достаточно часто ведут либо к принятию новой конституции, либо к существенному реформированию действующей. Речь идет об изменении политического режима, сформировавшегося на базе действующей конституции, а также об учете в ней сложившихся экономических и социальных реалий. Это означает, что по мере развития экономических, политических и иных общественных отношений при необходимости совершенствуются не только текущее законодательство, но и конституционные нормы.

Если этого не делается, то фактически все равно происходит коррекция конституционных норм, но уже текущим законодательством и решениями конституционных судов. У некоторых исследователей как прошлого, так и наших дней эти метаморфозы получили название «преобразования конституции». Особенно известны на этот счет высказывания профессора М.А. Митюкова[1]. Все бы ничего, но как-то не учитывается, что в этом случае имеет место размывание конституционной основы нашей жизни; не будем забывать и о том, что конституцию принимал народ, а приноровление ее правил к обновляющимся условиям жизни производит узкий круг законодателей и конституционных судей, а кто сказал, что у них есть на это абсолютное, ничем не ограниченное право?   

Специалистам хорошо известно, что многие страны осуществляют конституционное реформирование посредством внесения изменений и дополнений в действующую конституцию. Миф о двухсотлетней неизменности американской Конституции хорош для слабо подготовленной публики, на деле неоднократно в нее (Конституцию) вносились добавления. И если это делалось не часто, то по причине того, что американцы вполне обходятся «библейской» непререкаемостью положений Конституции, а остальное отдают законодательному регулированию и трактовкам Верховного суда США. А вот действующий в ФРГ Основной Закон 1949 года претерпел десятки изменений, внесенных посредством поправок. От этого он стал не хуже; текущее законодательное регулирование также осуществляется, но оно не нейтрализует прямого действия конституционных норм.  Примеры можно было бы продолжить.

Есть еще два обстоятельства, которые имеют отношение именно к Конституции Российской Федерации.

Во-первых, в нее включено немало общих положений; в ситуации прямого действия Конституции (ст. 15) приходится интерпретировать такие общие положения либо в законах, либо в постановлениях Конституционного Суда РФ. И нет уверенности в том, что подобные трактовки – именно то, что заложено в конституционной норме. Например, записано в ст. 10 Конституции, что у нас есть разделение властей, но как его понимать, не очень ясно. И можно текущей практикой формировать данное понятие, но можно ведь и в самой Конституции разъяснить его смысл. И здесь подходы различаются: одни полагают, что достаточно текущих толкований, другие – что все же дополнительные нормы лучше включить в саму Конституцию.

Во-вторых, в данном случае неизбежно всплывает другое обстоятельство – авторы российской Конституции 1993 года составили ее так, что внести поправки в большинство глав можно лишь по усложненной процедуре, в которую вовлекаются не только Федеральное Собрание, но и законодательные органы всех субъектов Российской Федерации. А в три главы Конституции (главы 1 - «Основы конституционного строя», 2 - «Права и свободы человека и гражданина» и 9 – «Конституционные поправки и пересмотр Конституции») вообще нельзя вносить текущие поправки, любое желание исправить даже одно слово требует принятия новой Конституции. Для иллюстрации: в статье 5 – расположена в главе 1 Конституции – обозначено, что в составе Российской Федерации есть автономная область, т.е. это единственное число, она одна, и создать хотя бы еще одну мы не можем, тогда в статье 5 надо записать, что в составе России есть автономные области (т.е. всего лишь изложить два слова во множественном числе!) – для этого надо принимать новую Конституцию. Ну не парадокс ли!?  

А что в итоге? Многие вполне спокойные предложения, требующие отражения их в Конституции, не принимаются именно потому, что необходимо конституционное реформирование вплоть до разработки нового Основного Закона России. Не надо трогать Конституцию, говорят наши руководители. Ведь процедуры реформирования очень сложны, и они еще вызовут волнение у народа – куда идем, к чему готовиться?

И что же? В 2008 году захотели увеличить срок полномочий Президента РФ с 4 до 6 лет, депутатов Государственной Думы – с 4 до 5 лет. Всю якобы сложную процедуру «провернули» примерно за 3 недели! Иначе говоря, всё упирается в политическую волю.

Дополнительная информация