Железнов Борис Леонидович

Железнов
Борис Леонидович

Профессор кафедры конституционного права и прав человека Казанского (Приволжского) федерального университета
 

Доктор юридических наук. Заслуженный деятель науки Республики Татарстан, академик Российской академии гуманитарных и социальных наук, академик Российской юридической Академии. Автор около 100 научных работ, из них 7 монографий и 4 учебных пособия, 2 работы (в соавторстве) были изданы за рубежом (в Бельгии). Наиболее значимыми являются следующие монографии: "Компетенция РСФСР и ее субъектов" (Казань, 1974); "АССР - высшая форма советской автономии" (Казань, 1984); "Конституционный контроль в субъектах Российской Федерации" (Казань, 2001)..  
      

Дополнительные сведения:

Заместитель председателя докторского диссертационного Совета К(П)ФУ

Принимал участие в работе международных конференций: (Швейцария, 2001). (Бельгия, 1998), семинара фонда им. К. Аденауэра (20 02).

 

 

 

          Статья Б.Л. Железнова (читать)

 

 

 

 

   Вопрос: 

                            ЗАДАТЬ ВОПРОС Б.Л. Железнову  (нажать)


 
                           
 
     


Саматов Булат Мидхатович (безработный)


Уважаемый Борис Леонидович!
Скажите пожалуйста, насколько соответствует статье 26 Коституции РФ практика обязывания сдачи ЕГЭ по общеобразовательным предметам только на русском языке? А так же фактическое отсутствие в Татарстане и за его пределами возможности получить образование на родном языке (кроме русского)?

 

 

 

В отличие от субъективной правовой обязанности, субъективное право – это не более чем возможность: если обстоятельства позволяют, оно может быть реализовано, если нет - оно остается всего лишь правом. Так, право иметь в частной собственности землю, предусмотренное ст. 36 Конституции РФ, не означает, что каждый должен быть немедленно обеспечен собственным участком земли.

Право обучаться на родном языке предусмотрено ст. 26 Конституции РФ, но оно может быть практически реализовано в нашей стране лишь там и постольку поскольку, и где существуют соответствующие учебные заведения или подразделения учебных заведений, работающие на национальных языках.

В Российской Федерации проживают представители 193 этических общностей, говорящих на 278 языках, (Российская газета, 6 ноября 2012 г.). Вы можете себе представить реализацию права обучаться на родном языке для всех этносов?

Исходя из этого подхода решается и вопрос о сдаче ЕГЭ по общеобразовательным предметам. Но представляется, что льготы по ЕГЭ для лиц, окончивших национальные средние учебные заведения, в принципе необходимы.

 

 

     


 Вячеслав Николаевич (студент )

Уважаемый Борис Леонидович!

Далеко не секрет, что Российская Федерация согласно Конституции является правовым государством. Но, а так же не секрет, что это понятие является в большей степени de jure. Что нужно предпринять для того, чтобы общество почувствовало данный термин в государственном строе как de facte.

 

 

В современных условиях понятие «Российская Федерация – правовое государство» следует воспринимать, исходя из программного характера тех положений Конституции РФ, в которых обозначены пути развития государства и общества. Это – так называемые «нормы-принципы» пока же, к сожалению, подобные нормы определяют лишь идеал государства, которое нам с Вами предстоит построить.

 

     

 

Какохо Тимур  (студент)

Уважаемый Борис Леонидович!
На сегодняшний день существует множество программ по развитию нашего государства (различные социально-экономические, политические программы, предвыборные лозунги, проекты; в т.ч. законы, отражающие данную действительность). Все это приводит к определенным противоречиям: нет единообразного вектора развития нашего государства.
В связи с этим возникает вопрос: нужна ли гражданскому обществу государственная идеология или это чуждый элемент для демократического государства?

 

 

 

Вопрос о государственной идеологии (как и о национальной идее). Пока не находит однозначного ответа в современном российском обществе. Конституция РФ закрепляет принцип идеологического плюрализма.

Полагаю, что если и можно говорить о государственной идеологии (или о национальной идее), то не более чем в рамках человеческого измерения: государство и общество должны быть устроены так, чтобы рядовому человеку жилось хорошо и соблюдались его права. Иначе любые публичные установления даже в демократическом государстве утрачивают смысл.

 

 

       

Ахметзянов Тахир Талгатович (служащий)


Уважаемый Борис Леонидович!

Эрих Фромм писал, что только когда человек овладеет обществом и подчинит экономическую машину целям человеческого счастья, только тогда он будет активно участвовать в социальном процессе. «Сегодня человек страдает не столько от бедности, сколько от того, что превратился в винтик гигантской машины, в робота, от того, что его жизнь лишилась смысла». Кроме того, можно говорить что, вся история России демонстрирует полное отсутствие гражданских институтов. Российское государство формировалось на традициях патриархальности и на всех этапах своего существования стремилось подавить любые проявления автономии личности и тем более общества, в российской политической традиции никогда общество или народ не воспринималось как что-то отдельное, автономное от государства. Для России гражданское общество – «импортный продукт». Правовой и политический нигилизм россиян, на наш взгляд, главная причина медленного созревания институтов гражданского общества в России.
Можно ли говорить о формировании собственной модели гражданского общества в России, которая базируется на сохранении государственного патернализма по отношению к гражданскому обществу? И возможно ли преодоление правового нигилизма россиян?».

 

 

 

Патриархальная Россия с количественным преобладанием ее крестьянского населения ушла в прошлое вместе с «серебряным веком». После революции 1905 года российское общество стало решительно выходить из под опеки государства и превращаться в гражданское. К сожалению, печальным результатом этого процесса стал октябрьский переворот 1917 года, который парадоксально привел к обратному поглощению общества государством – на сей раз советским, а значит, здоровые силы гражданского общества не успели себя реализовать.

Если же обратиться ко дню сегодняшнему, то в процессе построения нового демократического государства страна спонтанно вернулась к идее формирования гражданского общества.

Следовательно, идея гражданского общества не чужеродна для России и не просто импортирована из-за рубежа, хотя зарубежный опыт и зарубежное влияние, безусловно, ощущаются.

Что касается традиционного правового нигилизма россиян и не изжитых элементов государственного патернализма, то оба этих явления, безусловно, способны затруднить и исказить процесс развития здоровых общественных сил. Представляется, что и то, и другое в принципе могут быть преодолены, но еще не скоро и лишь при условии, что власть не испугается дальнейшего укрепления общественных институтов, а граждане поймут, что живут уже в XXI веке. Эффективные условия для формирования и развития гражданского общества закреплены в действующей Конституции России.

 

 

     

 

Дмитрий В. Шмыков (служащий)

Каким образом видится дальнейшее развитие государства с практической точки зрения с учетом того, что общество уже сейчас не является "белым и пушистым"? Что делать с проблемой легитимности власти, когда до сих пор имеются большие сомнения в этом, вызывая возмущения?

 

 

1.Полагаю, что основным направлением развития нашей государственности остается совершенствование ее демократического содержания, причем, во многом именно потому, что общество уже не является «белым и пушистым», а становится, хотя и медленно, гражданским. Конечно, на этом пути неизбежны зигзаги и отступления, но в Конституции РФ запрограммирована реализация безусловно демократических ценностей.

2. Известный журналист Гиляровский (дядя Гиляй) в 1886 году писал: «У нас в России – две напасти: «внизу власть тьмы, вверху – тьма власти». Даже легитимная власть становится «напастью», если она слишком многочисленна, оторвана от народа и плохо организована.

Что же касается легитимности власти действующей в современной России, то представляется, что сегодня не случайно подвергаются справедливой критике прежде всего недостатки нашей избирательной системы, отстраненность оппозиции от институтов государственного контроля, буксующая и архаичная (с советским оттенком) судебная система, слишком многочисленное и, притом, в значительной части коррумпированное чиновничество.

На фоне общественного безразличия ( «власть тьмы») отдельные пороки ставят под сомнение легитимность всей власти, т.е. даже тех властных структур, которые образованы и действуют в рамках правовых и нравственных законов.

 

 

 

Дополнительная информация