Сентябрь 2012

25 Сентябрь 2012

Мухаметшин Фарид Хайруллович

Конституционные основы взаимодействия
гражданского общества и государства

Сущность и современное развитие Конституции

Мухаметшин Фарид Хайруллович

Председатель Государственного Совета Республики Татарстан, Председатель Политсовета Республиканского общественного движения "Татарстан - новый век" - "Татарстан - яңа гасыр"
Доктор политических наук, академик Академии технологических наук Российской Федерации. Автор ряда монографий и многочисленных публикаций по проблемам федеративного устройства, межнациональных отношений, политики и экономики переходного периода.
 
Уважаемые участники интернет-конференции и гости сайта!
20 лет назад, 6 ноября 1992 года, парламентом республики была принята новая Конституция Республики Татарстан, ставшая фундаментом всех последующих социально-экономических и политических преобразований в Татарстане.
В условиях переходного периода, который переживала Российская Федерация в 1990-х годах, наш Основной закон позволил республике самостоятельно определять важнейшие направления последовательного проведения демократических реформ, политики «мягкого вхождения в рынок», начать налаживание взаимовыгодных внешнеэкономических связей. Нам удалось избежать остановки важнейших производств, растаскивания ресурсов и государственного имущества, не допустить резкого падения уровня жизни населения. Конституция Татарстана явилась надежной основой укрепления гражданского согласия и доверия между людьми разных национальностей и вероисповеданий, возрождения культур, языков и традиций народов республики, государственной поддержки соотечественников.
Предстоящую дату мы считаем хорошим поводом для анализа состояния и перспектив развития конституционного строительства, федерализма, обеспечения прав и свобод граждан у нас в стране. По-прежнему актуальны проблемы конституционно-правового, политологического, социально-экономического осмысления уникального опыта Татарстана.
Хочу поприветствовать ученых, специалистов, общественных деятелей, участвующих в интернет-конференции, посвященной 20-летию Конституции Татарстана.  Приглашаю присоединиться к участию в дискуссиях всех заинтересованных пользователей интернета, социальных сетей, молодежь и просто людей, неравнодушных к происходящему в стране и республике.
Мы всегда открыты для диалога, готовы к восприятию ваших предложений и рекомендаций.
Искренне желаю всем участникам доброго здоровья и благополучия!
 

  

 

Подробнее

Мухаметшин Фарид Хайруллович

Конституционные основы взаимодействия
гражданского общества и государства

Сущность и современное развитие Конституции

Мухаметшин Фарид Хайруллович

Председатель Государственного Совета Республики Татарстан, Председатель Политсовета Республиканского общественного движения "Татарстан - новый век" - "Татарстан - яңа гасыр"
Доктор политических наук, академик Академии технологических наук Российской Федерации. Автор ряда монографий и многочисленных публикаций по проблемам федеративного устройства, межнациональных отношений, политики и экономики переходного периода.

Уважаемые участники интернет-конференции и гости сайта!
20 лет назад, 6 ноября 1992 года, парламентом республики была принята новая Конституция Республики Татарстан, ставшая фундаментом всех последующих социально-экономических и политических преобразований в Татарстане.
В условиях переходного периода, который переживала Российская Федерация в 1990-х годах, наш Основной закон позволил республике самостоятельно определять важнейшие направления последовательного проведения демократических реформ, политики «мягкого вхождения в рынок», начать налаживание взаимовыгодных внешнеэкономических связей. Нам удалось избежать остановки важнейших производств, растаскивания ресурсов и государственного имущества, не допустить резкого падения уровня жизни населения. Конституция Татарстана явилась надежной основой укрепления гражданского согласия и доверия между людьми разных национальностей и вероисповеданий, возрождения культур, языков и традиций народов республики, государственной поддержки соотечественников.
Предстоящую дату мы считаем хорошим поводом для анализа состояния и перспектив развития конституционного строительства, федерализма, обеспечения прав и свобод граждан у нас в стране. По-прежнему актуальны проблемы конституционно-правового, политологического, социально-экономического осмысления уникального опыта Татарстана.
Хочу поприветствовать ученых, специалистов, общественных деятелей, участвующих в интернет-конференции, посвященной 20-летию Конституции Татарстана.  Приглашаю присоединиться к участию в дискуссиях всех заинтересованных пользователей интернета, социальных сетей, молодежь и просто людей, неравнодушных к происходящему в стране и республике.
Мы всегда открыты для диалога, готовы к восприятию ваших предложений и рекомендаций.
Искренне желаю всем участникам доброго здоровья и благополучия!

 

   Вопрос: 

 ЗАДАТЬ ВОПРОС
Ф.Х. Мухаметшину


 
                        

Подробнее

Ягудин Шакир Шахмедович

Ягудин
Шакир Шахмедович

Председатель Комитета Государственного Совета Республики Татарстан по законности и правопорядку, доцент кафедры конституционного права и прав человека К(П)ФУ

Подробнее

Хакимов Рафаэль Сибгатович

Хакимов
Рафаэль Сибгатович

Директор Института истории им. Ш.Марджани Академии наук Республики Татарстан, член Комитета Государственного Совета Республики Татарстан по законности и правопорядку

Подробнее

Галеев Марат Гадыевич

Галеев
Марат Гадыевич

Председатель Комитета Государственного Совета РеспубликиТатарстан по экономике, инвестициям и предпринимательству
 

Подробнее

Железнов Борис Леонидович

Железнов
Борис Леонидович

Профессор кафедры конституционного права и прав человека Казанского (Приволжского) федерального университета
 

Подробнее

Тома Бирмонтене

Тома
Бирмонтене

Судья Конституционного Суда Литовской Республики,
профессор кафедры конституционного права юридического факультета Университета имени Миколаса Ромериса (Вильнюс, Литва)

Подробнее

Статья Р.С. Хакимова

Р.С. Хакимов

Конституция Татарстана

и проблемы федерализации России

 Начав перестройку в 80-е гг., руководители страны объявили о появлении «новой России», в которой в соответствии с Декларацией о государственном суверенитете народы могли самоопределяться в избранной ими национально-государственной форме. Декларация о государственном суверенитете Татарстана стала ответом на эту российскую инициативу и полностью ей соответствовала. Объявленный суверенитет республики требовал своего правового закрепления. На этом пути первым шагом стал референдум, ставший переломным событием в жизни республики. Он не только закрепил статус республики, ставший ст. №1 Конституции РТ, но и привел к межнациональному согласию в Татарстане. Основой этого согласия является признание двух государственных языков как равноправных и построение взаимоотношений между Казанью и Москвой на основе двусторонних договоров. Любое покушение на эти принципы вносит нестабильность в политическую ситуацию в республике. Активисты, которые требуют отмены обучения татарскому языку, независимо от намерений, фактически просто расшатывают межнациональное согласие в Татарстане, и в этом сходны с любителями «цветных» революций.

Как это не прискорбно констатировать, но Конституционный суд РФ, требуя отмены ст. 1 Конституции РТ, не содействуют укреплению устоявшейся стабильности. Получается, что он судится не с нормами права, а с целым многонациональным народом республики, ясно высказавшим свое мнение на референдуме 1992 г. Трудно понять, чем Москву не устраивает республика, ведь она не создает проблем в социально-экономической и политической сфере. Скорее наоборот, проявляет лояльность к центральной власти и, несмотря на экономические, финансовые трудности в стране и мире, устойчиво движется вперед.

Сохранить завоевания республики, наши древние и новые традиции крайне важно перед лицом новой угрозы в лице «исламских» террористов, которые хотели бы устроить в Волго-Уральском регионе «арабскую весну». 

Исходя из этих причин, можно утверждать, что Конституция РТ несет в себе не только правовые нормы, но также позитивный политический потенциал. Было бы неразумно из-за давления федеральных органов отказываться от наших завоеваний, тем более наш Основной закон соответствует Конституции РФ. Существуют федеральные законы, которые не соответствуют Основному законы страны и это никого в Конституционном суде не возмущает. Конституцию РТ нельзя приводить в соответствие с федеральными законами, ибо она по своего правовому значению стоит выше отдельных законов, тем более, что одна из статей принята всенародным голосованием.

Проблема соответствия законодательства республики правовым нормам страны сводится к проблеме федерализма. Если субъекты федерации, обладающие источником права в лице своего населения, имеют собственный голос в федерации, то государственное устройство не может представлять улицу с односторонним движением, оно должно быть взаимосогласованным. Тем и крепка федерация. В ее основе должен лежать «общественный договор», если пользоваться терминологией Жан-Жака Руссо. Договорные отношения, каким бы языком они ни были выражены – политическим или юридическим – лежат в основе любого федеративного государства.


 

Россия никогда не была однородной в этническом и религиозном плане. Она всегда представляла конгломерат или же симбиоз различных народов. Более того, Россия с правовой точки зрения всегда была асимметричным государством. Многие территории до революции имели значительные права, которые сегодня трудно вообразить. Польша и Финляндия имели свои парламенты, государственные языки, войска и даже валюту. Свои правовые особенности были у Грузии, Бессарабии. В Бухаре и Хиве действовал шариат в полном объеме. У поволжских мусульман нормы шариата распространялись на семейное право. Это говорит о гибкости правительства, которое понимало, что колонизацию надо проводить с помощью местных структур, с учетом исторических традиций. Отступление от этого принципа и попытка централизовать систему управления в России приводила к ослаблению власти. На периодическое «закручивание гаек» страна в ответ получала Смуту, восстания, бунты, бегство в казаки на Дон, за Урал, в Сибирь. Вслед за этим централизм ослабляли и наступало замирение до следующей попытки управлять всем и вся из столицы. Наконец, последняя из неудачных попыток, предпринятая в лице реакционного режима Петра Столыпина, привела к революционной ситуации и краху монархии. Столыпин не сумел решить крестьянский вопрос – основной в политике России, стимулировал разнузданный патриотизм, требовавший победы в Первой мировой войне и ограничивал политические права. Все три причины и предопределили неизбежность революции.

Вместе с тем в России были политики, адекватно воспринимавшие природу страны. Побывавший в России француз Кюстин, свидетельствует о своем разговоре с Императором на балу: «Вы полагаете, что вы среди русских, сказал Государь в этом разговоре, указывая на окружающих. Вы ошибаетесь: вот это – немец, это – поляк, это – грузин, там – финляндец, этот – татарин… И все вместе и есть Россия». Понимание этнического разнообразия в России существовало, но не было и нет до сегодняшнего дня адекватного государственного устройства. Федерализация России, чего требовали многие депутаты Государственной Думы, могла спасти страну от краха, но монархия не была готова к ограничению своей власти, а потому ее лишилась целиком.

Федерализм это судьба России, которая исторически строилась как союз народов, такой она и останется. Это не только эффективная система управления на громадной территории, о чем говорит опыт США, но вместе с тем механизм решения национальных проблем. У России объективно нет другого пути, как дальнейшее расширение прав народов и демократических свобод, но признание этого факта оказывается столь мучительным, что страна не может решительно перейти к нормальной федерации.

Центр забрал себе более 4600 полномочий, но не может их выполнить. Он порождает новые структуры, параллельные, имеющимся в субъектах и тем расширяет почву для коррупции. Отказ от «вертикали власти», которая усугубляет неэффективность системы управления и коррумпированность администрации, сталкивается с двумя непростыми проблемами. Первая – делегирование полномочий субъектам должна сопровождаться передачей финансовой составляющей и сокращением аппарата управления в регионах. Встает вопрос: куда девать эту армию чиновников? Вторая проблема связана с тем, что при реальной передаче полномочий с финансами, разрыв между уровнем развития регионов возрастет, что политически нежелательно.

Конституция Татарстана претерпела большие изменения за 20 лет, но статья №1 осталась неизменной, а она носит политический, долговременный и в какой-то мере судьбоносный характер не только для Татарстана, но и России. Татарстан в лице своего Основного закона и двух договоров (1994 г. и 2007 г.) показал, что федеративные отношения реальный и обнадеживающий путь не только для республики, но для всей России.


 

   Вопрос: 

                            ЗАДАТЬ ВОПРОС 


ВЕРНУТЬСЯ на главную страницу интернет-конференции

ВЕРНУТЬСЯ к оратору

 

Подробнее

Статья Ш.Ш. Ягудина

Ш.Ш. Ягудин

 

ДОГОВОРЫ – НЕРЕАЛИЗОВАННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ РОССИЙСКОГО ФЕДЕРАЛИЗМА

 

 

Из выступления в научно-практической конференции 
«Совершенствование федеративных отношений 
как условие развития российского общества: взгляд из региона» 
(Москва, 8 апреля 2010 г.)

 

Тема конференции «Совершенствование федеративных отношений как условие развития Российского общества: взгляд из региона» актуальна. Актуальна уже свежестью подхода, взглядом из региона, что дает возможность с позиций субъектов взглянуть на конституционные положения о федерализме и их реализацию. Когда мы читаем Конституцию Российской Федерации под этим углом зрения, то видим в ней мощный потенциал развития России, в том числе в сфере федеративных отношений.

К сожалению, взгляд на федеративные отношения из федерального центра, воплощенный в федеральных законах и судебных решениях, зачастую выхолащивает саму суть федерализма - «единство в многообразии».

«Единство в многообразии» - это основа любого федерализма, в том числе и российского, учитывающая субсидиарность и другие демократические принципы жизнедеятельности многонационального, а тем более многонародного общества. При этом единство применительно к рассматриваемой теме предполагает не детальное, а рамочное федеральное регулирование прав и свобод человека и гражданина, вопросов совместного ведения, а многообразие – это возможность субъектов Российской Федерации самостоятельно регулировать вопросы своей региональной идентичности. 
Возможность учета регионами своих специфики и особенностей заложена в Конституции Российской Федерации. Более того, в ней (часть 3 статьи 11) предусмотрена уникальная по своей федералистской сути возможность раскрытия многообразия в единстве. Речь идет о договорном разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и ее субъектов. Указанные договоры – это утверждаемый федеральным законом правовой эксклюзив для конкретного субъекта федерации, имеющий силу федерального закона. Подобные договоры призваны углублять российский федерализм, персонифицировать его, выявлять внутренние потенции и возможности развития регионов. Без договоров – нет подлинного федерализма.

«Важнейшим механизмом самонастройки федеративных отношений» называл такие договоры первый Президент Российской Федерации Б.Н.Ельцин в своем Послании Федеральному Собранию от 24 февраля 1994 года. Кстати, надо отдать должное Борису Николаевичу, который как мозаику последовательно, настойчиво собирал и скреплял многонациональную Россию на базе Конституции Российской Федерации. 

Второй Президент Российской Федерации В.В.Путин в своем Послании Федеральному Собранию от 2002 года также подчеркивал: «Разумеется, в таком государстве как Россия надо учитывать региональную специфику. И необходимость в договорах с отдельными регионами, конечно же, может возникать». При этом им было высказано предложение об обязательном утверждении федеральным законом всех договоров о разграничении полномочий. В дальнейшем это предложение нашло свое законодательное закрепление в ФЗ № 95 от 4 июля 2003 года.

Важно подчеркнуть и то, что положение о договорах о разграничении предметов ведения и полномочий есть основа конституционного строя Российской Федерации, т.е. конституционный императив, который можно изменить лишь пересмотрев Конституцию Российской Федерации. Согласно стате 16 Конституции Российской Федерации основам конституционного строя не могут противоречить другие положения Конституции. Указанные договоры, как и другие основы конституционного строя (права и свободы человека, разделение властей, местное самоуправление) – стратегическая, фундаментальная ценность и важное направление развития Российского федеративного государства. Несмотря на подобную мощную политико-правовую защиту и поддержку договоры о разграничении предметов ведения и полномочий многими политиками и учеными не воспринимаются и выдаются за подрыв единства и целостности, за развал России. А председатель Совета Федерации Сергей Миронов в 2007 году заявил, что Договор с Татарстаном, цитирую: «ведет к опасному политическому прецеденту и нарушает принципы конституционного равноправия».


 

По истечении трех лет Татарстан действительно остается прецедентом, но в качестве одного из продвинутых, самодостаточных регионов России с мощной инфраструктурой, укрепляет ее единство и международный авторитет, завоевав право проведения летней Универсиады 2013 года, служит примером межнациональной и межконфессиональной толерантности.

Одним из самых распространенных доводов, непринятия договоров – это, якобы, нарушение ими конституционного равноправия и фактического равенства субъектов Российской Федерации.

Рассмотрим их подробнее. Начнем с последнего. Фактического равенства в природе нет и быть не может. Еще основоположники марксизма говорили, что право, чтобы быть справедливым, должно было бы подходить к разным людям не с одинаковой, а с разной мерой. Действительно, один холост, другой женат и имеет пятерых детей, один здоров, другой болен и т.д. Так и регионы. Одни расположены в центре страны, другие на окраине, одни на черноземах, другие в горах, у одних ресурсы, у других нет. Здесь можно говорить лишь о выравнивании социального-экономического потенциала бюджетов регионов через дотации, субсидии, субвенции. Что и делается в настоящее время. Но очевидно: регионы всегда будут отличаться друг от друга.

Что же касается конституционного равноправия субъектов, то это - всегда правовая возможность. И эта возможность договорного разграничения предметов ведения и полномочий предоставляется всем субъектам. Об этом специально оговаривается в части 4 статьи 5 Конституции Российской Федерации: «Во взаимоотношениях с федеральными органами государственной власти все субъекты Российской Федерации между собой равноправны».

Но договор – двухсторонний акт. И одна сторона, в частности, регион должна убедить другую – федеральный центр в необходимости такого договора. Не всем субъектам это удается.

Бывает и наоборот. В случае с Чеченской республикой федеральному центру не удалось убедить Чечню заключить такой договор. А ведь распоряжением Президента Российской Федерации В.В.Путина от 7 мая 2003 года № 228 РП была образована соответствующая рабочая группа, которой предложено было до 1 октября 2003 года представить Президенту Российской Федерации предложения по проекту договора.

Таким образом, конституционное равноправие это – всегда возможность самореализации, а не факт.

И еще один аспект конституционного равноправия. Нельзя путать категории: субъект Российской Федерации и составная часть Российской Федерации. Согласно статье 5 федеральной Конституции Российская Федерация состоит из республик, краев, областей, городов федерального значения, автономной области и автономных округов (всего 6 разновидностей, сложившихся исторически). При этом республика, в силу того, что является государством, есть высшая разновидность. Остальные –государственно-территориальные образования. И все эти составные части в силу федеративной природы Российского государства наделены еще статусом субъекта Российской Федерации, являющимся единым для всех субъектов. Все субъекты равноправны.

Вместе с тем принцип конституционного равноправия на составные части России не распространяется. Статус каждой из них индивидуален. Действительно, согласно части 1 статьи 66 Конституции Российской Федерации статус республики определяется Конституцией Российской Федерации и конституцией республики, а согласно части 2 этой же статьи статус иной составной части – Конституцией Российской Федерации и соответствующим уставом. Таким образом, сколько составных частей Российской Федерации столько и их статусов. При этом в статусе составных частей всегда есть общая федеральная и индивидуализирующая региональная составляющие. Последняя – предмет всестороннего творчества регионов.

К сожалению, путаница между статусами субъекта и составной части Российской Федерации распространена и заложена в федеральных законах и даже в Конституции Российской Федерации. Так, согласно части 5 статьи 66 Конституции Российской Федерации статус субъекта Российской Федерации может быть изменен… Но мы только что убедились, что у всех субъектов единый равноправный статус. Преобразуются, изменяются лишь статусы составных частей, регионов. Так, в ходе подготовки и принятия Конституции Российской Федерации 1993 года 5 автономных областей стали республиками в составе Российской Федерации.

Не стоит противопоставлять договорное разграничение предметов ведения и полномочий конституционному, как это иногда делается. Очевидно, что договорное разграничение идет в развитие конституционному. А вот законодательного разграничения в статье 11 Конституции Российской Федерации не предусмотрено, хотя практика федеративного строительства пошла именно по этому пути.

Из изложенного видно сколько торосов, нагромождений имеются на пути договорного федеративного строительства в России. И большинство их надуманные, вытекающие из унитаристской инерции мышления, из нашей фатальной приверженности к унитаризму и сверхцентрализму.

В результате в России сформировалась достаточно богатая противоречивая научная литература о договорах о разграничении предметов ведения и полномочий и довольно скудная, всего лишь в единственном числе, договорная практика.


 

Хроника договоров короткая, но насыщенная. Я не буду останавливаться детально на том, сколько их было, куда они делись. Остановлюсь на нашем Российско-Татарстанском Договоре.

Татарстан – единственный субъект Российской Федерации имеющий Договор о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Татарстан (далее Договор).

Татарстан – первый субъект Российской Федерации, заключивший двусторонний такой Договор 15 февраля 1994 года на основе референдума Республики Татарстан от 21 марта 1992 года. Кстати, это был Договор не только о разграничении предметов ведения, но и о взаимном делегировании полномочий, поскольку Татарстан считал и считает, что подлинная федерация должна строиться снизу. Договор этот был заключен через два месяца после принятия Конституции Российской Федерации 1993 года.

Когда после 2005 года все существовавшие договоры утратили силу, поскольку не были утверждены федеральными законами, Татарстан не опустил руки и засучив рукава взялся за подготовку нового Договора. Я был в составе рабочей группы, утвержденной распоряжением Руководителя Администрации Президента Российской Федерации Д.А.Медведева.

Договор проходил трудный путь становления. Только три года ушло на согласительные процедуры и переговоры в рабочей группе. Достаточно сказать, что из-за обструкционистской позиции Совета Федерации, Договор пришлось дважды подписывать Президентам В.В.Путину и М.Ш.Шаймиеву, надо отдать им должное, и дважды проводить его через Федеральное Собрание.

Новый Договор открывает возможности для поступательного, динамичного развития Татарстана. У республики есть особенности, которые не всегда решаются федеральными законами. Это - вопросы владения государственными языками, особенности экономики, и прежде всего, уровень выработанности нефтяных залежей, значительное число татар (75%), проживающих за пределами республики и т.д. Все эти вопросы регламентируются в Договоре.

Срок действия Договора 10 лет. Главное для нас сейчас – его воплощение в жизнь. Уже 6 августа 2007 года Президентом Республики Татарстан было принято распоряжение о мерах по реализации указанного Договора, а 29 декабря 2007 года утвержден развернутый план основных мероприятий по его реализации. Состоялись иные промежуточные решения.

Президент Российской Федерации Д.А.Медведев в своем Послании Федеральному Собранию от 5 ноября 2008 года констатировал: «В наши дни, уже на новом этапе развития, российское общество подтверждает приверженность демократическим ценностям Конституции». А, следовательно, и такой основе конституционного строя как договорному разграничению предметов ведения и полномочий между Российской Федерацией и ее субъектами.

Пример Татарстана убедительно показывает, что в принципе нельзя согласиться с высказываниями о несоответствии договорной практики интересам обеспечения целостности Федерации и о том, что уже окончательно поставлена точка в использовании договорного механизма.

Сегодня нужно не шельмовать конституционное положение о договорах, а совершенствовать механизм реализации этой фундаментальной основы конституционного строя России - нереализованного потенциала российского федерализма. 

Ни одному субъекту Российской Федерации «не заказан» путь договорного оформления взаимоотношений с федеральным центром. Таких договоров должно быть больше, поскольку велика и разнообразна Россия. 


 

   Вопрос: 

                            ЗАДАТЬ ВОПРОС 

 

 

ВЕРНУТЬСЯ на страницу оратора

Подробнее

Статья Б.Л. Железнова

 Б.Л. Железнов

 Конституционные основы взаимодействия
гражданского общества и государства.

 Гражданское общество – это общество свободных и активных граждан, осознающих цели и механизм общественного развития, добровольно и непосредственно участвующих в деятельности не только общественных, но и государственных институтов, умело пользующихся своими конституционными правами и добросовестно выполняющих свои обязательства перед народом и государством.

Конституция Российской Федерации непосредственно не включает понятие «гражданское общество», хотя в первоначальном ее проекте, представленном осенью 1990 года Конституционной комиссией, оно упоминалось и увязывалось с такими категориями, как трудовая деятельность граждан, собственность, предпринимательство, общественные объединения, образование, наука, культура, семья, СМИ и, конечно, государство. Но в действующем варианте Конституция России закрепляет институты общества и государства, которые органически связаны с самим понятием гражданского общества: это – общественные объединения (прежде всего политические партии), неправительственные организации, профессиональные и творческие союзы, коммерческие и религиозные организации, личностное и профессионально-производственное общение граждан, активное их участие в решении общих дел, единство экономических, политических и социально-культурных связей общества, наличие самостоятельных механизмов управления, уважение к личности и оптимальные возможности для ее реализации [1]. Таким образом, содержание этого понятия определяется многими нормами основного закона.

Непременным условием формирования и развития гражданского общества является строительство демократического правового государства. «Задачей государства считаю создание условий для развития гражданского общества. Люди, неравнодушные к тому, что происходит вокруг, должны иметь все возможности для реализации своих благородных устремлении», – ­отметил Президент Российской Федерации в своем Послании Федеральному Собранию РФ 12 ноября 2009 года[2].  Любое общество, включая гражданское, существует в рамках государства и права. Но государство авторитарное не создает условий для развития гражданского общества, более того, оно этому обществу противостоит. Если же обратиться к государству демократическому, то при наличии прогрессивной политической воли оно располагает всеми необходимыми возможностями для того, чтобы, не подменяя собой общество, всячески способствовать его формированию и развитию.


В демократическом мире выработаны принципы цивилизованного взаимодействия государства и гражданского общества. К ним, в частности, относятся:

- обеспечение прав человека в полном объеме в соответствии со Всеобщей декларацией прав человека и международно-правовыми нормами;

- обеспечение добровольной гражданской кооперации посредством свободы ассоциаций;

- обеспечение полноценного общественного диалога, идеологического и политического плюрализма;

- правовая защищенность гражданского общественного диалога, идеологического и политического плюрализма;

- правовая защищенность гражданского общества и его структур;

- ответственность государства перед гражданином и обществом, осознанное самоограничение власти.

Государство и общество развиваются совместно, одно влияет на другое, институты государства и общества взаимно обусловлены, как бы переплетаются между собой.

Например, без участия избирателей и политических партий немыслимы организация и деятельность парламента; посредством референдума можно принимать законы и судьбоносные решения. В свою очередь, без государства и права общество не в состоянии решать задачи укрепления правопорядка, борьбы с терроризмом, защиты от внешней агрессии, в конечном счете­ – охраны Конституции и прав граждан. Иными словами, демократическое правовое государство не может существовать без гражданского общества, а последнее – без демократического правового государства.

К сожалению, их развитие не синхронно. По многим причинам развитие российского государства в годы перестройки серьезно опережало развитие гражданского общества. Этим сегодня обусловлена недостаточная активность нашей общественности, ее неготовность должным образом корректировать действия власти. И не случайно многие инициативы, направленные на развитие гражданского общества в России, пока еще исходят не из самого общества, а вначале из коридоров власти: чтобы убедиться в этом, достаточно обратиться к ежегодным посланиям Президента Федеральному Собранию РФ. Они содержат новые идеи, и лишь затем эти идеи подхватывают и развивают институты общества.


Сотрудничество государства с гражданским обществом должно быть сбалансированным. Это значит, что государство не должно произвольно вторгаться в прерогативы общества, а гражданское общество – в компетенцию государства. Институты государства и гражданского общества не могут подменять друг друга, нарушая тот договор между государством и обществом, каковым является конституция. Это касается всех сторон жизнедеятельности общества и государства.

Есть еще один аспект проблемы – национальный. Россия – многонациональное федеративное государство, в котором национальные, а вместе с тем и межконфессиональные отношения играют огромную, можно сказать, решающую роль. В своей основе национальный вопрос – это вопрос этнической самоидентификации человека, его конституционного права на выбор своей национальной принадлежности, на защиту своего национального достоинства, своего языка, религии, национальной самобытности и культуры. В области межнациональных (и межконфессиональных) отношений «... равнодушие, а иногда и попустительство со стороны некоторых органов власти (особенно судебной) может привести к очень серьезным последствиям и поставить под вопрос базовые права многих российских граждан, создать угрозу целостности страны»[3].  Но государство не в состоянии само пресекать все проявления межнациональной и межконфессиональной розни, все без исключения нарушения национальных прав человека, если общество ему в этом не помогает. Понимание и грамотное решение проблем в этой непростой сфере человеческих отношений – первоочередная задача гражданского общества.

Чрезвычайно важен социально-экономический аспект проблемы.

 Гражданское общество может и должно разделять с государством расходы и усилия по поддержке социальных групп, нуждающихся в материальной помощи и посторонней заботе[4]. Почти ни одно государство, определяющее себя как социальное, не в состоянии все это целиком взвалить на свои плечи, ему необходимо содействие общества. Более того, зрелое гражданское общество способно помогать малозащищенным социальным группам даже больше, чем государство. Так, в США, например, существует широкая сеть благотворительных организаций, фондов, которые поддерживают малоимущих, обеспечивают бесплатное обучение студентов и т.д. Заметную роль в этом играют и религиозные общины. Проводится множество благотворительных мероприятий, зажиточная часть населения выделяет из своих доходов значительные суммы социального предназначения, а государство поощряет эту деятельность, снижая налоги на юридических и физических лиц, занимающихся благотворительностью. К сожалению, наше общество еще весьма далеко от широкой поддержки незащищенных слоев населения, а государство пока не в силах по-настоящему компенсировать нуждающимся ущерб, причиненный их сбережениям в начале 90-х гг. и стремительным разгосударствлением социальных отношений. Значит, гражданское общество в нашей стране необходимо и для решения неотложных социально-экономических задач, и для обустройства жизни, и для удовлетворения законных интересов человека.


 

Наконец, существует и культурный аспект проблемы. Серьезную озабоченность в нашей стране и за рубежом вызывает культурное, духовное обнищание значительных масс населения. Духовный вакуум человека все более заполняется идейным мусором, поп-культурой, «материальные стремленья теперь над обществом царят», – как некогда писал А.С. Грибоедов. Подпав под влияние фашистской идеологии, отдельные группы молодежи терроризируют «инородцев», разрушают памятники на кладбищах и городских площадях. Между тем в обществе есть здоровые силы, способные вместе с государством противостоять произволу, но эти силы далеко не всегда умеют сплотиться и проявить себя, а государство без помощи общества не может, да и не должно в одиночестве решать вопросы культуры и идейно-нравственного формирования личности.

Наряду с институтами, непосредственно создаваемыми гражданским обществом, наше государство также образует органы, способствующие не только совершенствованию самого гражданского общества, но и укреплению взаимодействия между ним и государством. Примерами таких органов могут служить Совет при Президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека и Общественная палата Российской Федерации.

Совет по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека возник на базе комиссии по правам человека при Президенте РФ, что само по себе свидетельствует о связи между такими понятиями, как права человека и гражданское общество. Этот Совет взаимодействует с Администрацией Президента РФ, поскольку одной из функций Администрации является подготовка предложений Президенту по реализации государственной политики в области обеспечения прав и свобод человека и гражданина.

Обращаясь к Общественной палате РФ, сегодня можно утверждать, что она представляет собой важный механизм диалога и сотрудничества институтов гражданского общества и государства, позволяющий гражданам полноценно использовать общественное влияние на все области государственной деятельности.


 

Подобные механизмы непременно будут возникать и в будущем, что повлечет за собой организацию новых политических институтов. Таких, например, как «Большое Правительство» или «Общественный Совет», создание которых было инициировано в конце 2011 года Президентом РФ Д. А. Медведевым. Очевидно усилится общественная поддержка политических партий (об этом уже сегодня свидетельствуют введение системы «праймериз» и создание «Общероссийского народного фронта» в поддержку «Единой России», включение в избирательный список этой партии значительного числа лиц, не являющихся ее членами). Несомненно, и другие партии, в том числе оппозиционные, будут изыскивать оптимальные возможности для укрепления своей роли в жизни гражданского общества и государства.

Активизация общества в его взаимодействии с государством происходит и с помощью интернета, в частности, через социальные сети. Особенно это касается отдельных социальных групп, и прежде всего – молодежи. Если в начале ХХ века главная роль в организации общественных мероприятий отводилась, скажем, газете, то сегодня опыт многих стран, в том числе России, говорит о все возрастающей роли интернета, который в состоянии быстро объединять граждан. Правда, и цели такого объединения могут быть разными: от правомерных до откровенно преступных, и в этом смысле гражданское общество по отношению к властям предержащим может оказываться далеко не всегда «белым и пушистым», а взаимодействие общества и государства способно превращаться в противодействие.

Наконец, анализируя современное состояние гражданского общества, взаимодействие общества и государства, нельзя обойти вниманием роль церкви в укреплении такого взаимодействия. Хотя Россия и светское государство, церковь, независимо от конкретной конфессии, призвана содействовать духовному развитию общества. Но не следует забывать и о том, что все конфессии должны быть юридически равноправными, потому что за ними стоят верующие разных национальностей и религиозных взглядов, имеющие равные конституционные права.


* * *

Итак, опыт передовых цивилизованных стран свидетельствует о том, что между развитым демократическим государством и сформированным гражданским обществом чаще возникает не противостояние, а альянс, в основе которого лежит взаимопонимание и взаимоуважение обеих сторон. Общество ожидает от государства выполнения задач, которые граждане ставят перед властью, а власть в рамках права выполняет эти задачи, не подменяя общество там, где последнее способно решать их само, своими силами. Отношение общества к государству складывается по принципу «Не нарушайте моего одиночества и не оставляйте меня одного» (М.М. Жванецкий).

Тем не менее, это равновесие легко нарушается всюду, где государство в угоду сиюминутным политическим или иным целям начинает отступать от конституированных демократических ценностей, или же гражданское общество решается на неспровоцированную агрессию против государства. Особую роль в создании политического дисбаланса могут сыграть радикально настроенные общественные организации, партии, СМИ, а со стороны государства – органы власти, пренебрегающие интересами общества, хотя и тех и других иногда к этому вынуждает объективная необходимость. Такова мировая практика, но вряд ли она характерна для сегодняшней России.

В нашей стране, где гражданское общество только еще формируется, государство пока продолжает играть по отношению к нему патерналистскую роль, то ускоряя, то замедляя его развитие, что особенно хорошо видно хотя бы на примере функционирования нашей избирательной системы и политических партий. Но рано или поздно гражданское общество и у нас перестанет быть «белым и пушистым», толерантным по отношению к власти. Поэтому в дальнейших отношениях между государством и гражданским обществом требуемый баланс может быть у нас достигнут только при условии системного демократического развития конституционных институтов государства, равно как и на основе роста общественного политического сознания.

 


 

 

[1]  Авакьян С.А. Конституционное право России. Т.1. Юристъ, 2005 – с.441.

[2] Российская газета, 2009, 13 ноября.

[3]  Доклад Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации // Российская газета, 2005, 31 марта.

[4]  По состоянию на 1 января 2010 г. средний доход наименее обеспеченных россиян был почти в 40 раз ниже среднего дохода наиболее обеспеченных россиян // Российская газета, 2009, 11 декабря.


 

 

Вопрос: 

                            ЗАДАТЬ ВОПРОС 

 


 

 

 ВЕРНУТЬСЯ на главную страницу интернет-конференции

 ВЕРНУТЬСЯ на страницу оратора

Подробнее

Дополнительная информация